«Не жди последнего ответа. Его В сей жизни не найти...»

«Не жди последнего ответа. Его В сей жизни не найти...»
«Не жди последнего ответа. Его В сей жизни не найти...»
Фото: ngkub.ru

Культурный проект «Родная речь»

Автор: Петр Ткаченко

Наконец-то, предпринята попытка обсуждения современной литературы, каких у нас уже давно не было. Имею в виду статью Вадима Левенталя «Вопросы без ответов. О прозе тридцатилетних», («Литературная газета», N 12, 2024). В качестве постановочной задачи автор статьи справился с ней, можно сказать, хорошо: привлёк внимание к именам молодых авторов, к их произведениям, определил те или иные преобладающие темы. Кажется, можно надеяться на то, что серьёзный разговор о современной литературе продолжится. И всё же я обязан высказать некоторые, методологические что ли замечания, без учёта которых, разговор о литературе может оказаться, по нынешнему обыкновению, каким-то внелитературным.

Прежде всего, почему рассматривается только творчество «тридцатилетних», если уже в начале обсуждения автор статьи и сам сомневается в том, существует ли «какая-то такая специфическая проза тридцатилетних»? Если о ней говорят, то это вовсе не значит, что она действительно существует. Это уж особенность нынешнего информационного пространства: не быть, а казаться. Но в литературе не всё «изготовляется руками» и уж тем более исключительно при помощи информационных средств... Если рассматривать только этот аспект современной литературы – творчество «тридцатилетних», – то напрашивается вопрос: если такое явление действительно существует со своими особенностями, то в отличие от чего и в сравнении с чем проявляются его особенности? Разумеется, в русле общего состояния литературы и положении её в обществе. Без учёта этого, невозможно рассмотреть глубоко и творчество «тридцатилетних». Текстуально, без восхищения их молодостью самой по себе и без зависти к ней, так как она внелитературна, критерием оценки литературного творчества не является и быть не может. Видимо, это последствия той «проблематики» – «Отцы и дети», – которая давно занесена в нашу литературу и которая вовсе не является безупречной. А с точки зрения духовной природы человека – во многой мере даже ложной...

Впрочем, это всегда понималось в русской литературе. Талантливый критик Валериан Майков в связи с этим писал: «Единственный положительный признак появления в обществе настоящего «молодого поколения» есть появление новой сознанной и переживаемой мысли. Лета в этом случае ничего не значат. Можно быть очень молодым и в то же время

совершенно чуждым современным идеям, чувствам и стремлениям. Можно быть очень старым летами и вместе с тем сознавать современность и чувствовать

её глубоко» (Сочинения В. Н. Майкова в двух томах, том первый, Киев, 1901).

И заметим, молодой критик Валериан Николаевич Майков (1823-1847) не кичился своей молодостью, её как бы и не замечая, но давал пусть и не столь развёрнутые, но точные оценки литературным явлениям своего времени. Между тем как и прожил он всего 24 года, не став даже «тридцатилетним» (погиб в результате несчастного случая, утонув в пруду в Ропше под Санкт-Петербургом). Но уже поработал редактором отделов критики журналов «Финский вестник» и «Отечественные записки» после ухода из журнала В. Белинского. О нём успели высказаться многие выдающиеся писатели того времени. Скажем, Ф. Достоевский: «Много обещала эта прекрасная личность, и, может быть, многого мы с ней лишились». Фёдор Михайлович принял самое деятельное участие в сохранении его наследия. Причём, в самый трагический период своей жизни, когда он был арестован по делу Петрашевцев. В письме к брату в день своей казни, по сути, в завещании, он думал о В. Майкове: «У меня взяли при аресте несколько книг, из них только две запрещённые. Но вот просьба: из этих книг одна была: сочинения Валериана Майкова; его критики – экземпляр Евгении Петровны (матери В. Майкова – П. Т.). Она дала мне его как свою драгоценность. При аресте я просил жандармского офицера отдать ей эту книгу и дал ему адрес. Не знаю, возвратил ли он ей. Справься об этом! Я не хочу отнять у неё это воспоминание». Это были оттиски статей В. Майкова, переплетённые в книгу.

И главное. Читая этот внушительный двухтомник В. Майкова, нельзя не удивляться не только глубине его мыслей, но и объёму им сделанного в столь молодые годы. Кто из нынешних «тридцатилетних» может предъявить если не нечто подобное, то хотя бы приближающееся к нему? Это вовсе не в укор ни «тридцатилетним», ни «сорокалетним». Их можно понять и войти в их положение. Ведь они живут в той ситуации и с тем «наследством», которые им достались. И это не их вина, а скорее, беда. И их, и наша общая. Литература не может жить и продолжаться по законам «рынка», являющегося формой её подавления. Не могут быть эстетическим критерием её оценки ни «рейтинги продаж», ни бесконечные, как правило, корпоративные премии, не имеющие общественного значения. Справедливо говорит Женя Декина, что литературный процесс сейчас «формируют, к сожалению, не критики и даже не издатели, а финансовые потоки и пиар-менеджеры» («Литературная газета», N 10, 2024). Ну какой же при этом может быть литературный процесс? Это уже нечто совсем иное. И об этом надо говорить честно. Но «тридцатилетние» в нём живут, подстраиваются под него, тем самым полагая, что они входят в литературу. Но входя в эту, неестественную для литературы ситуацию, они никуда не входят... «Рынок» же предполагает «шумиху и успех», когда сами тексты мало что значат; предполагает позорное положение «ничего не знача, быть притчей на устах у всех», о чём в стихах Б. Пастернака: «Цель творчества – самоотдача/ А не шумиха, не успех./ Позорно, ничего не знача, быть притчей на устах у всех».

Но когда то, что позорно вдруг начинает почитаться в обществе престижным – это уже действительно беда. Ведь тот массив текстов молодых, который мы сегодня имеем, – это, как правило, та «книжная продукция», которая прошла неестественный отбор «рынком» и якобы «спросом», словно этот «спрос» не регулируется и не формируется преднамеренно под этот самый «рынок». Такой «рынок», к литературе не приложимый вообще, побеспощаднее всякой регламентированной и узаконенной (о, ужас!) цензуры. А молодых и талантливых надо поискать, так как они, как правило, не подходят к такому «рыночному» пулу. Издать сегодня, при всеобщей грамотности, никчёмную книжку, не имеющую никакого отношения к художественной литературе, ничего не стоит. Но не всё написанное и опубликованное является литературой. А потому рассматривать вполне серьёзно всякую творческую несостоятельность, а то и глупость, в качестве литературы, по крайней мере, опрометчиво. Не полнотой всего написанного определяется явление, а творчеством наиболее талантливых в нём. А их, как и всегда, может быть, и есть-то всего два-три, не более... Их то и надо выявить. Этому и должна послужить данная дискуссия. Не общие черты поколения «тридцатилетних» заметить, а выявить таланты, ибо только ими определяется поколение.

«Общая картина» явления складывается из творчества наиболее одарённых и никак не иначе. Все пишущие далеко не все писатели... Увы, так бывает во все времена. Слух поэта «чует» происходящее, а не всякого пишущего, возомнившего себя «писателем» без всяких на то оснований. Как у молодого ещё А. Блока (1901 г.): «Не жди последнего ответа,/ Его в сей жизни не найти./ Но ясно чует слух поэта/ Далёкий гул в своём пути».

Читая тексты молодых, складывается впечатление, что они не читают предшествующей им литературы вообще, не считая это нужным и обязательным для писателя, абсолютизируя своё время.

Да, конечно, литература выходит из жизни, но не в меньшей мере – из литературной традиции, из духовного творческого опыта. И тут не может быть безоценочных суждений об их писаниях. Только в качестве констатации факта. Здесь-то и начинается серьёзный разговор о литературе. И подчас нелицеприятный. Если, скажем, «тридцатилетние» перестают обращаться к истории, не пытаются переосмысливать её, если этот «поток иссяк», то мало указать на это, но совершенно необходимо дать ему оценку, так как история в творении художественном не является только темой. Там, где историк заканчивает своё дело, писатель его только начинает. Истинный талант рассматривает жизнь человеческую в её непрерывности и единстве – изначально и до сего дня. Это понимал уже великий В. Белинский при всей его увлечённости «социальностью» и «революционностью»: «Можно судить обо всём, но ничего нельзя мерить на аршин своего времени; иначе род человеческий начнётся только с нас, а его истории – как не бывало!» (сс. в 9 томах, М., «Художественная литература», 1982, т. 9).

Если самой распространённой темой творчества «тридцатилетних», как отмечает Вадим Левенталь, являются «болезненные отношения с родителями», если эта тема стала «лидером», то мало зафиксировать этот факт. Но надо сказать и о том, что факт этот печальный, и почему. Не верить же критику, прочитавшему девятнадцать (!) книг молодых, у нас нет никаких оснований. Надо бы деликатно не напомнить, а поведать молодым авторам, что самоутверждение через свержение родителей обманчиво и ложно. Ведь это нарушение пятой заповеди: «Чти отца твоего и матерь твою, да благо тебе будет, и да долголетен будешь на земле». И пояснить мудрость заповеди. Ведь почитание отца и матери нужно не родителям, а тебе. Тебе будет благо от этого, а не им, уже свершившим свой земной путь...

Словом, не «темой» и не «возрастом» едиными определяются писатели теперь, как и всегда. В связи с этим мне вспоминается широкое совещание молодых писателей конца семидесятых годов, которое проходило в Софрино. Я участвовал в нём, будучи ещё студентом Литературного института. Меня тогда удивило то, что критик В. Бондаренко носился с темой «проза сорокалетних». Но и оглянуться не успели, как «сорокалетние» стали «восьмидесятилетними»... Когда молодые писатели стали очень уж настойчиво и безапелляционно позиционировать себя в качестве «новых реалистов», я почитал их писания и, к сожалению, пришёл к выводу, что это всё-таки не «новые реалисты», а «новые нигилисты», с полным набором догматов нигилистов предшествующих. Рассмотрел по возможности текстуально, а не исходя из «общей картины» (журналы «Стратегия России», «Потоп и берега», NN 8, 9, 10, 2021, «Новые реалисты» или «новые нигилисты»?, «Дальний Восток», N 4, 2023). Какова «общая картина» этой литературы мы можем узнать лишь из творчества наиболее одарённых из них, с удивлением обнаруживая то, что нового они привносят в мир. А не роясь подчас в явном барахле всего написанного, помеченного ярлыком «тридцатилетних»... При нынешних электронных информационных средствах с их тотальным контролем, управлением смыслами, нарушением иерархии ценностей, проблемы наши стали в большей мере не литературными, а информационными, не разрешив которых нам не добраться до литературы. Это проблемы уже не столько литературы, сколько организации информационного пространства. А потому теперь, у писателей, «тридцатилетних» тоже нет более важной задачи и заботы, чем «не мысля гордый век забавить» (А. Пушкин), возвращать литературу к своей образной природе, помня о том, что выполнять свою миссию она может лишь в той мере, в какой остаётся литературой.

Новости соседних регионов по теме:

1 апреля исполнилось 215 лет со дня рождения Николая Васильевича Гоголя. В Номженской сельской библиотеке прошел литературный вечер «Известный и неизвестный Гоголь», посвященный юбилею великого русского писателя, поэта,
12:29 22.04.2024 ЦБС Нейского района - Нея
Для читателей детской библиотеки Смирныховской ЦБС прошёл День информации «Современные писатели – детям».
14:44 19.04.2024 Портал библиотек - Южно-Сахалинск
11 апреля прошла литературная раскрутка «Новые лица современной прозы», ее участниками стали десятиклассники школы № 5. На мероприятии библиотекарь познакомила учащихся с современными авторами,
08:24 19.04.2024 ЦБС Куйбышевского района - Куйбышев
13 апреля в Санкт-Петербурге завершился XVII Всероссийский открытый (с международным участием) фестиваль детского литературного творчества , учрежденный в 2003 году редакцией литературного журнала «Творчество юных».
17:44 18.04.2024 Газета Маяк - Сосновый Бор
 
По теме
18 мая 2024 года Церковь отмечает день почитания Иконы Пресвятой Богородицы «Неупиваемая Чаша», перед которой верующие молятся о помощи в избавлении от зависимостей — алкоголизма, наркомании и курения.
В Крымском районе выявлен 31 факт управления водителями автомобилем в нетрезвом состоянии - Газета Призыв За четыре месяца на территории Крымского района зарегистрировано 27 дорожно-транспортных происшествий, в которых 6 человек погибли и 28 получили травмы различной степени тяжести.
Газета Призыв
photo_5352944507420793888_y - Краеведческий музей г. Кропоткин 18 мая Городской краеведческий музей стал участником акции «Ночь музеев – 2024».
Краеведческий музей г. Кропоткин